«Щегол» «Щегла» не перещеголял

12 сентября поклонники романа Донны Тартт «Щегол» наконец-то получили возможность сравнить оригинал с экранизацией. Удалось ли режиссеру Джону Краули превзойти своим фильмом книгу, будет ли кинокартина интересна тем, кто совсем не знаком с литературным первоисточником, читайте в нашей статье.   

kinopoisk.ru

kinopoisk.ru

Нашумевший в свое время роман Донны Тартт «Щегол» получил в 2014 году Пулитцеровскую премию и разделил всех нас на три лагеря: «фанатов», «недоумевающих» и «нечитавших». Можно с уверенностью сказать, что после выхода одноименной экранизации в стане первых произойдет раскол на тех, кто с удовлетворенной благодарностью примет версию режиссера Джона Краули, и тех, кто останется категорически ей не доволен; «нечитавших» станет меньше по причине желания сравнить увиденное с переживаемым от текста; «недоумевающие» продолжат недоумевать.

Кому-то описанная в романе история нью-йоркского мальчика Тео Декера, уцелевшего во время теракта в Метрополитен-музее и потерявшего там мать, покажется магической и многослойной, кому-то — скучной и надуманной. У каждого свое особое восприятие и законное право на него, потому сфокусируемся не на литературном материале, а именно на попытке режиссера показать книгу средствами кино.

Итак, один оглушительный роковой взрыв в музее отнимает у вчерашнего беззаботного школьника любимую маму, вкладывает ему в руки картину «Щегол» великого голландского живописца Карела Фабрициуса и становится отправной точкой для новой посттравматической жизни, полной скитаний, людей, обмана, искусства, наркотиков и жутких воспоминаний, которые просто так не забыть.

Щегол6

Последовательно и неспешно разворачивающаяся череда событий в книге занимает более восьмисот страниц, скорее укладываясь в формат мини-сериала, чем в два с половиной часа киноповествования, а потому режиссер был поставлен перед сложной задачей не только сконцентрироваться на самом главном, но и показать это зрителю понятно и нескучно. В итоге получился испещренный флешбэками рассказ с трудно объяснимым опасливым избеганием демонстрации подробностей самого взрыва, мимолетным упоминанием об использовании объектов искусства в криминальных целях и замалчиванием факта ежедневного употребления главным героем алкоголя и наркотиков. Последнее, искажая смыслы, вообще выглядит скорее шалостью или эпизодическим желанием забыться, чем планомерным и уродливым самоуничтожением.

Складывается впечатление, будто Джон Краули зачем-то оберегает зрителей от шока и боли, со смущением скрывая изъяны и слабости действующих лиц. Несмотря на открыто объявленный рейтинг 18+, Краули упрямо показывает кино для детей и юношества с усердием учительницы младших классов, случайно попавшей со своими подопечными не на тот фильм, закрывая зрителям глаза на дурные поступки героев, предлагая альтернативные объяснения вполне конкретным преступлениям, давая пунктиром сцены насилия, которых по сюжету не удалось избежать, и стыдливо хихикая там, где это неуместно.

Программа-минимум для любого режиссера взявшегося «оживить» героев книги – не испортить любимый многими оригинал; если же совсем повезет, персонажи приобретут реальные лица, с которыми будут жить в сознании читателей и зрителей. Так было с Шерлоком Холмсом, Штирлицем, Фродо… Получилось ли в случае со «Щеглом»?  С детскими образами – однозначно да. Работы юных актеров, Оакса Фигли, Райана Фуста, Айми Лоуренс, органичны и честны.

kinopoisk.ru

kinopoisk.ru

Особенно хочется выделить Финна Вулфарда удивительно точно попавшего в неоднозначный, но яркий образ Бориса, украинского друга Тео. Заброшенный отцом малолетний воришка, хулиган, наркоман и пьяница, похожий на Эдварда руки-ножницы и мультяшного солиста группы Gorillaz одновременно, Борис приковывает внимание и вызывает стойкую симпатию. Чего уже не скажешь о том же самом Борисе, но в старшем возрасте, в исполнении Анайрина Барнарда. И он не исключение. Почему-то все «повзрослевшие» образы в фильме не соответствуют своим «детским» аналогам и заметно им проигрывают.

Еще большее удивление вызвало распределение экранного времени по персонажам. Осталось ощущение, что этот параметр зависел не от важности героя в истории, а от статуса, узнаваемости и коммерческой успешности актера. Так на первый план, практически не уступая главному герою, вышла Николь Кидман в образе особо неприметной по книге миссис Барбур, взявшей на первое время Тео под опеку своей семьи. Только затем уже по прейскуранту следует исполнитель ключевой роли, подросшего Тео, Энсел Элгорт. На миг в фильм в прямом смысле слова забегает поздороваться Питер Джекобсон в ковбойской шляпе, оставляя приятные воспоминания о «Докторе Хаусе» и замешательство в связи с целью его появления в «Щегле»: линия в сценарии повисает на ветке грустным накладным хвостом ослика Иа-Иа. Разумеется, актерский талант всех этих звезд не вызывает ни капли сомнения, только вот в рамках суженных и упрощенных образов им совершенно не хватает пространства для полноценной игры.

Учитывая все сказанное выше, совершенно не хочется завершать обзор каким-либо вердиктом, выводом или оценкой. Принадлежа к лагерю «недоумевающих» как по поводу книги, так и одноименного кино, я допускаю, что у фильма, конечно же, будет свой зритель, которому тема и персонажи полюбятся и «попадут в настроение». Всем представителям стана «фанатов» предлагаю составить свое мнение – при любом исходе удовольствие от романа у вас только возрастет.

Автор || Юрий Аверченков

 

Поделиться: