#Подбросы

С 22 ноября в кинотеатрах стартует показ фильма Ивана Твердовского «Подбросы», отмеченного призами «Кинотавра», «Меридианов Тихого», кинофестивалей в Карловых Варах, Салониках, Минске, Хайфе.

kinopoisk.ru

kinopoisk.ru

Новый фильм Ивана Твердовского «Подбросы» — ни что иное, как метафоричный портрет реальности, списанной с отражения в ночной московской луже, где в смешении придорожной грязи и неоновых огней незасыпающего города проявляются причудливо искаженные образы современной жизни. Автор «Класса коррекции» и «Зоологии» смело набрасывает на холст сюжетные мазки, сразу предупреждая, что «художник так видит», непреклонно настаивая на своих правилах игры и делая робкие попытки зрителя ухватиться за хлипкую былинку классического осознания такими же нелепыми, как жалобы билетерше аттракциона с кривыми зеркалами на уродливо короткие ножки и неправдоподобно растянутый подбородок.

Подбросы2

Сотворению подобных иллюзий поспособствовало и точное понимание режиссерского замысла оператором. Получивший за свою работу приз на «Кинотавре» Денис Аларкон Рамирес сумел съемкой «с рук» создать эффект ряби от шин автомобилей, проезжающих по той самой «московской луже» Твердовского, погрузить фильм преимущественно ночными сценами в полумагическую-полукомиксовую атмосферу нуара и ювелирно воспроизвести эффект замутненного отражения, размывая до едва различимых контуров знакомые столичные локации.

Подбросы1

Пронзительным криком запертого в металлическом бэби-боксе младенца, подброшенного в интернат очередной несостоявшейся мамашей, в нас проникает история семнадцатилетнего Дениса (молодой актер Денис Власенко), которого спустя многие годы отсутствия забирает домой та женщина, что его родила. Назвать ее матерью не получается ни Денису, предпочитающему просто имя Оксана, ни зрителю, ни режиссеру – расползающиеся акварельные капли взаимоотношений поздно состоявшегося тандема сына и матери никак не обретут границ, примерка незнакомых для героев ролей доводит их то до игры в друзей-подростков, то во влюбленных, то в начальника и подчиненного.

Подбросы3

Обладательница приза «Кинотавра» за лучшую женскую роль Анна Слю органично создает на экране образ запутавшейся, не развившейся до осознания ответственности молодой женщины, втянувшей своего сына в преступную схему выколачивания денег из богатеньких «терпил». Пользуясь тем, что у больного анальгезией Дениса снижена чувствительность, она заставляет его инсценировать ДТП, бросаясь под машины заранее выбранных жертв.  Дальше в игру вступают «крупные птицы» и заклевывают шокированных горе-водителей до смерти. Повязаны все: полиция, скорая помощь, врачи в приемном отделении, судьи, прокуроры, адвокаты, свидетели. В радужных кляксах бензиновых пятен на поверхности московской лужи проявляются циничные, жестокие и бессовестные образы оборотней в погонах, халатах, мантиях, мундирах и дорогих костюмах. Внешне они милы, опрятны и располагают к доверию. На фоне же герба России или развевающегося государственного флага они покрываются приторно сладкой глазурью, под слоем которой мгновенно появляются ощущения безнаказанности, превосходства и вседозволенности. В этом состоянии атрофируется мозг, способность к эмпатии, даже инстинкт самосохранения — верные признаки того, что пора переходить на федеральный уровень и заниматься по-настоящему большими делами.

я_2018-10-22-17h28m51s998-1200

Иван Твердовский живописует и сравнивает мир тех, кто подбрасывает (детей в интернаты, проблемы людям, Дениса под колеса машин) и мир тех, кого подбрасывают, напоминая, что таких миллионы. И если в первой вселенной в густых клубах выдыхаемого дыма от вейпа, в королевстве вечной равнодушной ночи и алкогольного опьянения царят законы волчьей стаи, то второе пространство видится режиссеру идеальным и солнечным. Интернат для брошенных детей представляется населенным ангелами в человечьей плоти ветхозаветным Эдемом, с той лишь разницей, что однажды из него сбежав, можно спокойно вернуться, получив поддержку и любовь от Директора.

1309181117391

Совершив переход из одного мира в другой, лишенный способности чувствовать физическую боль Денис с лихвой компенсирует свой недостаток душевными муками. Не спрашивая позволения, режиссер ввел своему герою, и нам заодно, вакцину от вируса вселенной цинизма и тьмы, оставив наедине с вопросом, справятся ли в дальнейшем с данным испытанием наши иммунитеты. Закончив картину, Иван Твердовский сложил кисти и удалился, подтолкнув нас к краю той самой московской лужи, в которую так интересно и страшно заглянуть, чтобы обнаружить, каким же может оказаться наше собственное отражение.

Автор || Юрий Аверченков

qV1u4R5lBO8

Поделиться: