#История одного назначения

5 сентября в «Иллюзионе» состоялся специальный показ нового фильма Авдотьи Смирновой «История одного назначения». Призер Кинотавра с прекрасными актёрскими работами Евгения Харитонова и Ирины Горбачевой вышел в прокат 6 сентября.

История назначения_1

Он смотрел на каждого из нас с висевшего над доской в кабинете литературы портрета своим внимательным, опытным взглядом, будто видел в наших глазах что-то, чего сами мы в себе еще по юности лет не разглядели. Знакомые вертикальные параллели межбровных складок, крупный нос и неизменная длинная седая борода. Чудесный граф и граф-чудик.  Всемирно признанный классик, создавший бессмертные тома, и дедушка в «толстовке» — велосипед, крестьянская коса, анафема да странный последний побег из дому. Лев Николаевич Толстой. Тогда, в классе, казалось, что он всегда был таким — седовласым и авторитетным. А вот не всегда! И ребенком, оказывается, был, и юношей, и зрелым мужчиной.

Авдотья Смирнова в своей новой картине «История одного назначения» пишет портрет малоизвестного нам 35-летнего Льва Николаевича: идейного, спортивного, принципиального, порой вспыльчивого, но глубоко затем сожалеющего о сказанном и сделанном сгоряча.

Лев Толстой – не герой комиксов, не привычный «качок» в маске и даже не сериальный «мент», он обладатель подзабытой superpower под названием честь.

В нынешние времена блокбастеров и «человеков-пауков» режиссер честно и отважно напоминает зрителю о том, что обладание суперсилой проявляется не в меткой стрельбе паутиной, не в модном обтягивающем костюме, не в кирпичной кладке тренированного пресса, а в порой чудовищных напряжениях души: в сострадании, ответственности, готовности хоть на день отказаться от своих забот и без остатка посвятить себя совсем чужому человеку. Конечно, родные не поймут, приревнуют, упрекнут, назовут равнодушным к семье, забывающим о собственных детях. Но не они ли ценят и любят именно за эту внутреннюю мощь, когда на миг перестают думать о себе?

Лев Толстой в фильме "История одного назначения"

Лев Толстой в фильме «История одного назначения»

Человек Лев – не герой комиксов, не привычный «качок» в маске и даже не сериальный «мент», он обладатель подзабытой superpower под названием честь. Вооруженный только ею Лев готов встать перед лицом общества, устава, сложившихся традиций, чтобы в качестве адвоката защитить жалкого, затравленного сослуживцами солдатика, о котором вообще едва слышал. Тот несчастный в отчаянии дал пощечину командиру, теперь военно-полевой суд готов его за это расстрелять. Перед нашими глазами разворачивается реально случившаяся с Толстым история, дающая понять, как повседневные поступки, порой даже кажущиеся пустыми шалостями, отражаются в человеческих судьбах, через них влияют на жизненный уклад и, в итоге, цементируются в черты национального характера.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Авдотья Смирнова сняла по-мужски прямое, логичное и мощное кино. Здесь даже в одной команде «пли!» запрятано страшное многоголосье: последний вдох прощающегося с жизнью, причитания зашуганных крестьян, грохот рухнувших иллюзий и утопичных теорий юности, стон бессилия, слаженный хруст армейских сапог, еле различимое решение уйти по собственной воле… Минутная слабость, глупость, безволие и гордыня оборачиваются в фильме большими бедами и страшными внутренними муками выбора, перед которыми не устоит любой супергерой.

Режиссер искусно раскачивает качели восприятия, вынуждая зрителя, то восхищаться Львом Николаевичем, то недоумевать, то сочувствовать ему.

Привычный быт и бездушная система выкручивают руки, бросают лицом в грязь и принуждают к озлоблению, очерствению и готовности играть по установленным правилам. И все остается без изменений: тот же плац, те же потухшие глаза, то же родное «гуано», вместо которого нет смысла завозить гуано из Аргентины для повышения урожайности. Как же легко и удобно поддаться этому укладу, встать со всеми в строй, успокоиться от одобрения старшего по чину, подивиться причудам «свихнувшегося» графа, вздумавшего разводить поросят из Японии, да и заморить ему тех «недосвиней» голодом. Ведь так же комфортно, просто, и не нужно грамоту учить, а лучше поджечь вместо занятий ради хохмы баню да поглядеть, как оттуда голые девки будут выбегать.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

На фоне убаюкивающей инертности, глупости, беспечности и пьянства любые реформы, проекты и стремления совершенно реально выглядят графской блажью и самодурством, а благородные душевные проявления видятся наивностью и оторванностью от действительности. Режиссер искусно раскачивает качели восприятия, вынуждая зрителя, то восхищаться Львом Николаевичем, то недоумевать, то сочувствовать ему.

Съемки «Истории одного назначения» проходили в Ясной Поляне, что позволяет еще глубже погрузиться в атмосферу толстовского быта

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Съемки «Истории одного назначения» проходили в Ясной Поляне, что позволяет еще глубже погрузиться в атмосферу толстовского быта, насладиться красотой знакомого хоть раз бывавшим там яблоневого сада, сдержанной обстановкой усадьбы, природой Тульской губернии. В этом магическом пространстве гармонично выстраивает свои образы прекрасно подобранный состав актеров. Убедительный Евгений Харитонов в роли Льва Николаевича и вызывающая умиление Софья Толстая в исполнении Ирины Горбачевой, всегда органичные и правдивые Андрей Смирнов, Анна Михалкова, Игорь Золотовицкий делают свои небольшие роли настолько яркими, что запоминаются не меньше главных героев. Алексей Смирнов, Сергей Уманов и Лукаш Симлат, сыгравшие командный состав роты, создают действительно интересное, приковывающее внимание трио. Филиппу Гуревичу удалось превратиться в жалкого, блаженного писаря, тем не менее не выдавшего своих обидчиков, настолько мастерски, что во время просмотра не всегда успеваешь определить в калейдоскопе эмоций ту самую, что сейчас испытываешь: отвращение сменяется жалостью, уважение превращается в горечь, грусть — в досаду.

История назначения_4

Благодаря костюмам и скрупулезно воссозданной обстановке второй половины девятнадцатого века, фильм получился чрезвычайно живописным. Атмосферу такого кино в состоянии украсить только лишь атмосфера кинотеатра. В Москве после ремонта вновь открылся «Иллюзион». Не просто кинозал, а настоящий ТЕАТР, где живет кино. Дух сталинской эпохи обрел современную окантовку: шикарные люстры и мощные колонны изящно сочетаются с оригинальной подсветкой, фойе сменило цветовую гамму и стало по-настоящему стильным. Такой поход на «Историю одного назначения» принесет еще большее удовольствие. Это стоит прочувствовать.

Автор || Юрий Аверченков

qV1u4R5lBO8

Поделиться: