#Интервью с художником Георгием Литичевским

В заброшенной мастерской в центре Москвы во время собственного перфоманса редакция журнала пообщалась с художником Георгием Литичевским о творческом пути, комиксах, философии и предстоящем открытии его персонального проекта «Антиномия художественного разума», который 20 сентября представит Московский музей современного искусства и Музей Вадима Сидура.

1dd2026895ebc6f741880f42d07a2d85

Георгий Литичевский  – художник, критик, историк и теоретик современного искусства, член редакционного совета журнала «Художественный журнал». Участник многочисленных международных и отечественных выставок. Его работы находятся в собраниях Государственной Третьяковской галереи (Москва), Центра Жоржа Помпиду (Париж), Музея современного искусства KIASMA (Хельсинки), а также в частных коллекциях России, Бельгии, Швейцарии, Италии, Франции, Германии, Великобритании, США.

Георгий Семенович, здравствуйте! Расскажите, пожалуйста, как выпускник исторического факультета МГУ увлекся популярным на Западе и нехарактерным для советского гражданина направлением комикс?

3.Георгий Литичевский, Из серии «Зоосад Царя Гороха», 2016

Георгий Литичевский, из серии «Зоосад Царя Гороха», 2016

Здравствуйте! Этот вопрос можно перевернуть и спросить, каким образом ребенок, рисовавший истории с четырехлетнего возраста, поступил на исторический факультет. Когда мне исполнилось десять лет, в мои руки попал журнал «Наука и жизнь» со статьей про комиксы и супермена  – тогда я впервые узнал слово «комикс».

Помимо рисования меня увлекала история, и так как я жил в провинции, то опасался что без особой подготовки будет сложно поступить в художественный вуз. Кроме того, я думал, что искусство такая вещь, которая от меня никуда не уйдет. И поскольку я чувствовал себя в истории довольно уверенно, то решил поступить на исторический факультет. Но и тогда не прекращал рисовать. Уже в институте мне попал в руки французский журнал «Харакири» с андеграундными комиксами, и я понял, что рисование комиксов не такая уж недоступная вещь, требующая удивительной подготовки, и при желании каждый человек может им заняться. Вдохновленный примером этого журнала я стал постоянно рисовать истории и даже вел учебные конспекты в виде комиксов.

Вы не жалеете, что у вас в дипломе написано «историк», а не «художник»?

Я не жалею об историческом образовании, но могу жалеть об отсутствии формальной художественной подготовки. Тот вид искусства, который я позволяю себе делать, предполагает некую отвагу творить, формально не имея санкции на это, – такой вот революционный жест.

Исторический факультет не отбил у меня желание рисовать, а скорее наоборот – наполнил полезной информацией, которая так или иначе всплывает в моих живописных работах и комиксах. Кроме того, в университете на отделении Истории искусства учились люди, которые были практикующими художниками, и общение с ними во многом способствовало моему художественному становлению. Мы обменивались журналами, попадающими в Союз окольными путями, общались на темы искусства и проводили много времени в мастерских. Мои друзья – художники старшего поколения, ровесники и младшие, получившие профессиональную подготовку, охотно делились ремесленными и техническими навыками, и мы могли подолгу обсуждать стратегические идеи в плане искусства в коллективных мастерских.

Георгий Литичевский, «Галерея портретов Царя Гороха», 2016. Холст, акрил.

Георгий Литичевский, «Галерея портретов Царя Гороха», 2016. Холст, акрил.

Получается, художнику необязательно иметь художественное образование, чтобы заниматься искусством?

Я считаю, что формальное художественное образование только на пользу, но если его нет, это не значит, что человек не может заниматься искусством. В этом вопросе я разделяю философию немецкого художника Йозефа Бойса, который говорил, что каждый человек – художник.  Я считаю, что искусство из тех занятий, которому важнее не столько образование, сколько смелость, потому что некоторые молодые люди получают высшее художественное образование, но пороху быть художниками у них не хватает. И наоборот. Мы знаем историю создателя комиксов про Тинтина бельгийца Жоржа Реми, взявшего себе псевдоним Эрже* (*примеч. R.G. от первых букв фамилии и имени), которому отсутствие диплома не помешало нарисовать самый известный европейский комикс еще до создания американских супергероев. В галерейно–музейной практике можно встретить немало подобных историй. Возможно, это исключение из правил,  но я тоже пример такого исключения.

И мы в редакции считаем ваш пример очень удачным…

xLJbnpZxmU4Спасибо, вы очень добры. Во всяком случае уже больше тридцати лет я держусь на плаву и уже поверил в себя. Конечно, были сомнения. Довольно долго я вел двойную жизнь, а в середине 80-х годов, когда начались всевозможные культурные брожения времен перестройки, сильнее сомнений стал страх не быть художником. И в начале 90-х я полностью переключился на художественную деятельность. 

В один момент я понял, что только будучи художником могу выстоять, ведь жизнь вообще непростая штука, и только путь художника – мой единственный спасительный путь на земном шаре. Я стал заниматься разнообразной художественной деятельностью – делал живопись, перфомансы, арт–объекты, но при этом никогда не бросал комиксы и те, кто со мной сотрудничали в художественном плане, всегда говорили, что комиксы получаются очень хорошо, и мне не надо их бросать.

Сегодня значение комиксов как вида искусства в западной культуре и в Японии не подвергается сомнению. Как, на ваш взгляд, обстоит ситуация в российском пространстве?

Я считаю, что есть позитивная тенденция. Российского комикса очень мало, но он развивается. Появляются оригинальные авторы,  проводятся два фестиваля рисованных историй «КомМиссия» и «Бумфест», связанный с издательством «Бумкнига».

Нам известно, что именно питерское издательство «Бумкнига» выпустило вашу книгу с авторским комиксом? Где в Москве можно приобрети ее и куда идти любителю комиксов за журналами ?

Мою книгу можно напрямую заказать у издательства, чтобы было дешевле, а в Москве есть отличный магазин комиксов «Чук   и   Гик»   около метро Пушкинская, где кроме моей книги и комиксов можно приобрести Художественый журнал* (*примеч. в редакционную комиссию которого входит Георгий Семенович).

Георгий Литичевский, «Чаепитие а библиотеке Царя Гороха» , 2015. Холст, акрил.

Георгий Литичевский, «Чаепитие а библиотеке Царя Гороха» , 2015. Холст, акрил.

Если бы вам предложили сделать графическую адаптацию монументального труда, например, романа или учебника по истории, вы бы согласились? Что это была бы за книга?

Кроме истории я всегда интересовался философией, и у меня действительно была идея переложить какой-нибудь философский труд в комикс. Это даже обсуждалось с филиалом ГЦСИ в Калиниграде – на родине И. Канта, но нам так и не удалось приступить к работе. Я до сих пор мечтаю проиллюстрировать какую-нибудь интеллектуальную систему комиксом. При этом не превратить в карикатуру, а сделать информацию доступной для зрителя.

Расскажите, пожалуйста, что в этот раз ждет нас на вашей персональной выставке “Антиномия художественного разума” в Московском музее современного искусства?

На этой выставке будут комиксы, живопись и графика,  коротенькие истории – обрывки разговоров про искусство и некоторые ситуации с моими друзьями художниками и искусствоведами, поднимающие некоторые глобальные вопросы о природе искусства, его связи с наукой и т.д.

Автор || Александра Панченко, редактор раздела ИскусствоIMG_3108

 

Поделиться: