#Арт-карантин 14.05.- 21.05.2020

 

Во время вынужденного карантина в музеях, галереях и других арт-пространствах Арт-обзор временно меняет формат, и в течении приостановки арт-жизни в реальном пространстве Арт-карантин знакомит читателей с художниками и их работами.

Алан и Диана Воуба фарфор

 

Диана Воуба, живописец, график, скульптор

City-Alphabet by Diana Vouba /// KultProekt Gallery, Cube.Moscow, Moscow © 2020 alan vouba

 

ОЛЬГА: Диана, вы художник с мировым именем, о вас много пишут, и часто цитируют вас : «…я не учитель жизни, не философ и не мистик. Я — искатель новой красоты. Моя задача — видеть невидимое и делать это видимым для других». Вы знаете мир – учились, жили в разных местах, объездили много городов и стран с творческими поездками, жили там и работали, обзаводились добрыми друзьями и знакомыми. По вашему мнению красота всегда в глазах смотрящего – т.е. очень личное понимание, субъективная трактовка или есть универсальная красота – понимание ее, объединяющее всех людей, не зависимо от географии и времени? Что же вы ищите и что для вас «новая красота»?    

ДИАНА: В глазах смотрящего и безобразное может быть прекрасным, а совершенное – отталкивающим. Это зависит прежде всего от духовных качеств человека. Объективная красота есть гармония, сбалансированность всех частей целого и не зависит от места и времени, она универсальна, вечна. Новая красота — это выявление новых ритмов в постоянно меняющемся мире.

Сity alphabet

 

ОЛЬГА: Ваши персональные выставки были во многих странах, вы представляли Россию на многих международных фестивалях современного искусства. Вы узнаваемый автор. Но очень тесно в своем творчестве вы и теперь связаны со своей родиной Абхазией. У вас были и тематические живописные проекты, посвященные родному краю, очень интересная коллекция фарфоровых статуэток «Highlander», которую вы создали на основе своих изображений. Живопись, скульптура, конечно же, – это более красноречивый, яркий и эмоциональный язык художника. Но если все-таки словами – что для вас родной город Ткуарчал – чем вас питают родные места? Как вы считаете, влияют ли краски, запахи, насыщенность цвета, разнообразие палитры окружающего мира в детстве на то, как мы воспринимаем мир потом будучи взрослыми, или это вещи мало связанные? И больше влияют не зрительные образы, а те нравы, обычаи и ценности, с которыми мы сталкиваемся в детстве? 

ДИАНА: Абхазия мала, но очень разнообразна — от субтропически влажного воздуха на побережье до вечных снегов на высокогорных хребтах. С детства меня завораживали её бурные чистые реки, яркое небо с низкими белоснежными облаками, множество оттенков зелени и синева гор с белыми вершинами; море цвета изумруда, глотающее на закате диск трепещущего солнца…  Она щедро одарила меня тонким восприятием цвета и питает до сих пор вкупе с нравами и обычаями гордого, непокорного народа.

Листайте галерею >>>

  

ОЛЬГА: Вас часто приглашали в другие страны в проекты, творческие поездки, написать работы. Самая интересная и необычная лично для вас такая поездка? Случалось ли так, что поездка оборачивалась полным сюрпризом для вас?

ДИАНА: Почти все мои рабочие поездки были полны сюрпризов, это долгий и отдельный разговор.

Highlander

ОЛЬГА: Среди ваших работ много портретов. В чем главная сложность этого жанра? У вас бывали такие случаи, когда вы сами так до конца и не были довольны результатом? Если так происходит – в чем причина? И лично для вас в чем критерий успеха в работе над портретом?

ДИАНА: Портрет – один из жанров, позволяющий лучше узнать себя, вглядываясь в других. Получается психологический портрет. Сложно бывает совместить изображение характера модели и художественную ценность портрета. Никогда не бываю довольной до конца результатом, всегда гложут какие-то сомнения, но вовремя остановиться помогает интуиция.

ОЛЬГА: Вы много работаете над геометрической абстракцией. Геометрическую абстракцию иногда называют холодной абстракцией, логическим, интеллектуальным абстракционизм.  Известный писатель, философ Фазиль Искандер говорит о вашем творчестве такие слова: «Искусство Дианы Воуба — вдохновенная импровизация. Картины Дианы дышат подлинностью и доставляют наслаждение. В них страсть, в них вдохновенье, в них боль и краски Абхазии». Уникальность мастера, очевидно, и состоит в том, что соединяя несочетаемое, он создает своё новое, неповторимое. Но как происходит рождение, как геометрическая абстракция обретает страсть и краски, а страсть выстраивается в холодную абстракцию?

ДИАНА: Последние годы я пытаюсь работать в поле золотого сечения и нахожу в нём просторы для творчества. Это бесценный дар Природы. Геометрия – основа основ, без нее ничего не построить. Стремление к гармонии, как победы над хаосом, побуждает искать новую-вечную красоту в упорядоченности геометрических форм.

Листайте галерею >>>

ОЛЬГА: У вас есть серия других прекрасных портретов – портретов цветов. В ней тоже прослеживают следы геометрии.

ДИАНА: Да, одна из серий так и называлась “Геометрия розы”. Исследуя архитектонику цветка, многому можно научиться.

ОЛЬГА: Уверена, что для художника важны все его выставки. Но если говорить не о всех ваших выставках, а их более 40, а о последних, за последние полтора – два года, что для вас было личным вызовом/сложной задачей, то что на английском называют challenge? Когда вы бросили вызов самой себе и потом на открытии сказали – «да, я это сделала!»

ДИАНА: Два года назад меня пригласили во французский город Компьень, чтобы установить на площади инсталляцию, посвященную столетию со дня подписания компьенского перемирия. По приезду выяснилось, что на инсталляцию денег не хватает и нужно готовить персональную выставку с нуля. У нас с Аланом было две недели, чтобы узнать о городе, его истории и жителях, и еще две, чтобы открыть выставку. Алан целыми днями пропадал, фотографируя всё, за что цеплялся взгляд, я путешествовала по гуглу в поисках информации, изучала памятники архитектуры, готовила мини инсталляцию из дерева для экспозиции. Благо нас поселили в доме француженки. С её помощью мы быстро погрузились в местный колорит. Через 15 дней фотографии были отобраны, эскизы сделаны, скульптуры расписаны, оставалось лишь дописать картины. Мы успели и результатом были вполне довольны.

Листайте галерею >>>

ОЛЬГА: Вы сами подчеркиваете – «Если вы посмотрите серии моих работ, вы увидите, что многие посвящены музыкально-цветовой синестезии: “Динамическая симметрия” (2010), “Ритмы космических частот” (2011)… Это похоже на то, как Скрябин слышал цвет».  Вы же в самом раннем возрасте очень успешно занимались музыкой. Вы думаете – истоки в этом? Это ваш дар или эта способность заключена в каждом человеке, и надо только уметь видеть и уметь слышать?

ДИАНА: Думаю, каждый рождается с неким потенциалом, который в дальнейшем можно развить. Когда я слушаю музыку закрыв глаза, она переливается в моем воображении всеми цветами, кроме того, звук ещё обретает форму. Позже я узнала о том, что такая способность называется синестезией и посвятила этому ряд произведений.

Листайте галерею >>>

ОЛЬГА: Диана, вы сами относите себя к категории художников-исследователей. Если очень кратко подытожить ваш творческий исследовательский путь на сегодняшний день – Вселенная Дианы Воуба – это что?

ДИАНА: Я не люблю учить, но мне нравится учиться, не в смысле что-то зубрить, скорее постигать, открывать путём размышлений и наблюдений. И чем старше, тем сильней жажда познавания. Моя Вселенная? Не знаю. В детстве я любила наблюдать за светлячками и могла долго бегать за ними, забыв обо всём от счастья.

ОЛЬГА: Путь исследователя ведь не прекращается никогда. Вселенная всегда расширяется. Несколько слов о планах на самую ближайшую перспективу, чтобы мы все ждали и наши надежды скорее материализовались.

ДИАНА: Время, связанное с пандемией, еще сильней обострило чувство зыбкости бытия и ответственности за каждое своё высказывание. Планировать что-либо кажется бессмысленным, важно находиться осознанно здесь и сейчас, чтобы прожитые мгновения были плодотворными.

 

Алан Воуба, фотохудожник

Created with RNI Films app. Preset ‘Agfa Optima 200 Faded’

ОЛЬГА: Алан, вы получили образование в Школе дизайна, искусства и фотографии Art.e во Флоренции, помимо Государственного университета управления в Москве. Иногда вас называют художником и фотографом, графиком, часто фотохудожником. Занимаетесь вы всегда своими проектами. Образование в Университете управления помогает в организации творческой жизни? И сами вы как определяете свое направление в искусстве?

АЛАН: Проработав длительное время графическим дизайнером, больше всего мне пригодился тайм-менеджмент, особенно при ведении нескольких проектов одновременно, а при создании брендбуков всегда была важна бюрократическая четкость. Все это помогает мне и сегодня, но уже без расписаний и планирования, я бы назвал это внутренним графиком… просыпаясь думаю, насколько могу быть эффективным сегодня.

К вопросу о направлении вспоминаю времена, когда у меня были визитные карточки, разные ярлыки на них красовались – дизайнер, арт-директор, фотограф, президент (и такое было), медиа-художник и т.п. Всегда было странно как-то называться. Творчество – это путь познания в первую очередь, как бы избито не звучало, поэтому всегда интересно изучать что-то новое, погружаясь в ту или иную дисциплину с головой. Сегодня это дигитально-керамический период.

ОЛЬГА: У вас реализовано много проектов. А первая персональная выставка состоялась в московской галерее А3, верно? Называлась она «Спящие». Помните свои ощущения, атмосферу, гостей на вернисаже? Вам важна реакция зрителей на ваши работы?

АЛАН: Мне сообщили, что есть возможность выставиться в галерее через пару недель, а не через год, как планировали. Надо было придумать проект, найти моделей, отснять, напечатать и сделать развеску. Это был вызов в какой-то степени. Приятно, что пришло очень много замечательных людей. Для художника такие моменты важны, особенно на первых порах. По реакции других сверяешься со своими ощущениями, таким образом примерно понимаешь, где ты сейчас находишься, в правильном ли направлении работаешь.

Алан Воуба и Ник Ильин

ОЛЬГА: Говоря о серии «Спящие», вы сами давали пояснение, что это «об эскапизме… о моём поколении…». Первый вопрос – почему о вашем?  Разве побег людей от неприятного в жизни, уход от обыденной реальности в иную реальность, бегство от действительности не был защитным оружием людей всегда и в любом возрасте? А второй вопрос связан с сегодняшнем днем. Говоря о теме вашего проекта – о «Спящих» вы в одном из интервью говорили: «…для многих самовольная изоляция от общества или переход в изолированную среду – путь развития, в результате которого человек, отгораживаясь от ненужной мирской суеты, от потребительского образа жизни, сможет заглянуть внутрь себя…». Это действительно так – это часто конструктивный путь познания себя, поиска ответов, новых возможностей. Но согласитесь, что ключевым здесь является слово самовольная? – т.е. это собственная воля, желание человека. Вынужденная принудительная же изоляция весьма разрушительна для личности любого человека, для творчества? Или вы видите возможности обратить то ситуацию, в которой оказались все: и создатели – художники и их аудитория – потребители результатов их труда –  во благо себе и окружающим?

АЛАН: Перефразировав известную цитату Чака Поланика, можно сказать, что мы поколение, воспитанное мамами. У большинства есть общее ощущение внутренней потерянности (несогласия) по отношению к происходящим вокруг процессам, несмотря даже на успехи в карьере и личной жизни. Вы всё верно подметили об эскапизме. Мне, уже давно практикующему самоизоляцию, порой жизненно необходимо общение с людьми, полное погружение в социокультурные мероприятия, просто шутить с продавцами в магазине, болтать с бариста, неохотно бросить на ленту сканера метро свой рюкзак, параллельно бурча что-нибудь службе безопасности. А сейчас мы все вынужденные хикикомори. Даже получая доставку, поднимаем ее с пола. Для людей творческих профессий, несмотря на кажущуюся привычность изоляции, тюремный режим разрушителен, что говорить уже о тех, кто слишком социализирован.

Листайте галерею >>>

ОЛЬГА: И в серии «Спящие» и в другом вашем проекте «Узор» вы используете сочетание графики и фото. Рассказывая о проекте «Узор», вы как-то подчеркнули: «тут скрыта целая философия народов России». Понятно, что сформулировать даже кратно целую философию в формате нашего разговора невозможно. Но всё-таки поделитесь основными своими мыслями и выводами, направлениями ваших размышлений в ходе работы над этим проектом в ракурсе философии народов нашей страны.   

АЛАН: Слово «узор» пришло к нам из Х-ХI веков и происходит от древнерусского «узоръ», что означало «зреть» (смотреть). В настоящее время «узор» трактуется как рисунок, представляющий собой сочетание линий и красок, отражающий генетическую память поколений, представления людей о формах, пространстве и гармонии мира. Можно назвать это визуализацией энергетических потоков. Пойдя по пути технократии были утеряны фундаментальные знания, или спрятаны. Подменив подлинную матрицу славянской азбуки тем, что сейчас принято называть русским алфавитом, люди потеряли связь с прошлыми поколениями, а значит изменилось мировосприятие. Думаю, если бы в школе меня учили, что Азъ – Бог, живущий и сотворяющий на земле, а не ярко-красным полумесяцем ягода Арбуз, то в голове бы жила структурированная понятная картина Мира.

Листайте галерею >>>

ОЛЬГА: Вы отмечаете, что интерес к геометрическим построениям связан в наблюдением за работой вашей мамы Дианы Воуба. А совместные проекты с Дианой у вас были? Есть ли планы сделать совместный проект?

АЛАН: Один из последних совместных выставочных проектов мы делали в городе Компьень на севере Франции. Мама придумала удивительный проект под названием Universe или Вселенная. Суть в том, что своей абстракцией Диана выражает непроявленный мир, а я через фотографию запечатлеваю мир проявленный. Уникальность этого проекта в том, что он транспонируется на любое место, что говорит о его бесконечности.

Уже 4 года мы занимаемся производством нашего фарфора. Мама создает эскизы, делает скульптуры, а уже моей задачей является всё остальное производство. Фарфор – удивительный материал, абсолютно живой, со своим нравом (по-другому не скажешь), с ним всегда необходимо договариваться. Так погружен в этот процесс, что в предвкушении своей фарфоровой линии.

Листайте галерею >>>

ОЛЬГА: Я знаю, что вы сейчас много работаете. Есть конкретные планы? – поделитесь с нашими читателями – конкретные ожидания реализации интересных новых идей художников помогает всем, заряжает энергией. А синергия – великая сила.   

АЛАН: Действительно, когда видишь настоящее искусство или слышишь ту самую музыку, внутри тебя все резонирует, и хочется быстрее погрузиться в творческий процесс.

В планах издание альбома проекта, которой я снимал последние девять лет, различные эксперименты с керамикой, особенно с фарфоровыми массами, продолжение моего инстаграмного проекта #rrrabbithole, ну, и самое ближайшее – встреча с друзьями и близкими, всех обнять, расцеловать, много гулять с камерой в руках, снимая все подряд, как в те студенческие времена, когда ни дня без кадра, починить велосипед, а затем уйти на добровольную самоизоляцию, чтобы создавать новые интересные проекты.

Листайте галерею >>>

 

Фото || предоставлены Дианой и Аланом Воуба
Автор
 | | Ольга Серегина,

арт-обозреватель

Поделиться: