#Формула балета

С 90-х годов в Москве открылось больше 1000 школ и студий, где преподается хореография. Но такая богатая история и традиции – только у одной. Речь идет о Московской Государственной академии хореографии. В старейшее театральное учебное заведение Москвы мечтает попасть любой танцовщик. Здесь обучались гуру балета, легенды танцевального ремесла, люди, которые стали иконами хореографии. Редакция журнала пообщалась с воспитанниками академии: Денисом Захаровым и Марией Подрядовой о том, с чего начинается танец, о чем мечтают ученики МГАХ и что ждет их за пределами академии?

Мария и Денис на IV Международном Ливадийском Форуме

Мария и Денис на IV Международном Ливадийском Форуме

Денис Захаров: г. Уфа. Окончил МГАХ в 2018 году. Сейчас состоит в труппе Большого Театра в труппе Махара Вазиева.

Мария Подрядова: г. Москва, воспитанница 2 курса МГАХ.

 

ВАЛЕРИЯ: Когда вы поняли, что хотите танцевать в балете?

ДЕНИС: Когда мне было 10, мама отвела меня на балет «Щелкунчик». Тогда в наш город Уфу с гастролями приезжала труппа Мариинского театра, и я сразу понял, что хочу быть в этой сказке, я хочу заниматься балетом.

МАША: Мой талант разглядела бабушка: она увидела, как я в 3 года делаю ногами «лягушку», лежа в кроватке, и решила отдать меня в балетный кружок. Параллельно я пробовала себя в модельной сфере. Вначале были сомнения, но когда я поступила в МГАХ, мысли о том, что это не мое, отпали.

 

Мария Подрядова

Мария Подрядова

ВАЛЕРИЯ: Расскажите, как проходил кастинг в академию?

МАША: Чтобы попасть в академию, нужно пройти 3 тура кастинга. Дети в возрасте 10 лет проходят несколько этапов, прежде чем оказаться в списках на обучение. На первом этапе смотрят твои данные: подъем, растяжку, прыжок, внешние данные. Смотрят даже на родителей, чтобы понимать, как может измениться ребенок с возрастом. На втором ребята проходят медкомиссию. Их взвешивают, проверяют здоровье – у танцовщика оно должно быть спартанским. Третий тур самый важный – здесь каждый ставит маленький отрывок танца. Поэтому без хорошей подготовки третий тур точно не пройти!

В МГАХ обучают, как именно нужно двигаться, академически правильно исполнять танец. Есть формулы в химии – так же есть формула в балете.

ДЕНИС: У меня была другая ситуация, я «доучивался» в академии. Я начал заниматься балетом в Уфе, но была мечта попасть в Большой театр, научиться мужскому танцу. Мужской танец – это харизматичный, сильный танец, где от танцовщика должна исходить энергия. В МГАХ обучают, как именно нужно двигаться, академически правильно исполнять танец. Есть формулы в химии – так же есть формула в балете.

 

ВАЛЕРИЯ: Что вам запомнилось больше всего на отборе?

МАША: Первый этап был самым сложным: боишься оценки комиссии, тяготит ожидание. Ты заходишь в зал – там стоит учитель и просит прыгнуть, потянуть ногу, прохлопать ритм. А через час вывешивают результаты. Нас в зале было 30 девочек и 10 мальчиков, и я понимала, что отбор будет жестким: 20 девочек на место.

Академия внешне напоминает Пентагон: квадратное здание с двориком внутри.

ДЕНИС: Мне больше всего запомнился такой случай. Я приехал поступать в МГАХ в августе, на добор, на те же самые три тура кастинга. Помню, первый раз оказался на Фрунзенской (прим. ред. академия расположена на 2-я Фрунзенской улице в Москве), был ужасный ливень. Я не знал, где проходит тур кастинга, промок до нитки. А когда нашел место, мне сказали, что я опоздал, но попросили подняться с документами к приемной комиссии. Знаете, академия внешне напоминает Пентагон: квадратное здание с двориком внутри. Когда я поднялся на нужный этаж, то увидел толпу девочек и испугался, что все мальчики уже закончили этап. И тут вышла женщина, которая успокоила меня, что добор еще идет, и предложила пройти на комиссию. Когда я зашел в зал, то отметил, что комиссия уже устала, они посмотрели слишком много участников. Это был самый волнительный момент для меня. Не страх не пройти дальше, а увидеть профессоров академии вживую. Ощущение сродни чуду: эти люди, о которых я читал в Интернете, были от меня на расстоянии вытянутой руки.

Денис с педагогом Денисом Медведым

Денис с педагогом Денисом Медведым

ВАЛЕРИЯ: Расскажите о вашем распорядке дня, как проходят тренировки и репетиции?

МАША: Я встаю в 7.30, в 9.00 начинаются занятия в академии. Сначала идут два общеобразовательных предмета, в 10.50 – классический танец на полтора часа, далее сдвоенный урок по литературе. На 2 курсе проходим историю балета, театра, историю мировой культуры. Четвертая пара – народно-характерный танец. В течение дня во время перемен нас «выписывают» на репетиции. Бывают вечерние репетиции, которые начинаются в 18.15 и заканчиваются в 20.00. Так можно провести в академии целый день. Мой любимый предмет – сценическая практика, на ней проходят репетиции вариаций из любимых произведений.

Чтобы стать премьером, нужно быть не только танцовщиком, но и актером.

ДЕНИС: У меня день обыкновенного артиста Большого театра. В 10.00 начинается урок классического танца. Это как разогрев ко дню нагрузок, в конце которого бывает спектакль. В течение дня у меня идет класс (урок), общие репетиции, потом идет своя репетиция, где ты пробуешь танцевать что-то новое для себя. В день у меня по 4-5 репетиций. Например, сейчас в Большом Театре идет балет «Артефакты-сюита» и «Петрушка», на репетиции уходит по 2-3 часа в день. График ненормированный: иногда заканчиваю в 20.00, иногда в 18.00, иногда в 22.00.

мария подрядова

ВАЛЕРИЯ: Как распределяются роли в балете?

ДЕНИС: Все начинают с кордебалета. Это первая ступень театра. Далее смотрят на мастерство танцовщика, его маститость, опыт. Но бывают случаи, когда уже в кордебалете ребятам дают попробовать сольные партии. Например, мне дали партию Золотого божка в балете «Баядерка». Все роли распределяет художественный руководитель театра: именно он решает, готов ты к роли или нет. Не раз и не два выходили в главных партиях молодые ребята. Им дают шанс и потом делают вывод: справился или еще не готов. Чтобы стать премьером, нужно быть не только танцовщиком, но и актером. Никто не отменял верные приемы движений, исполнение, точность и стилистику роли. Например, танцуешь ты Золотого Божка – монолитную статую, которую выносят по сюжету на свадьбу главных персонажей как идола. Идол оживает и исполняет свою партию. Очень важно в точности передать его массивность, тяжелость, погрузиться в образ. 

 

мария подрядова (2)ВАЛЕРИЯ: Есть ли у танцовщика традиции или ритуалы на удачу перед концертом?

МАША: Для меня ритуал – это сама подготовка к выступлению. Пока красишься, пока делаешь прическу. Стараюсь перед выступлением ни с кем не разговаривать, настраиваюсь на персонажа, даю себе установку, что у меня все получится.

ДЕНИС: У каждого свои традиции – я молюсь. Сажусь на сцене и мысленно разговариваю с Богом.

ВАЛЕРИЯ: Концерты выпускников академии традиционно проходят на сцене Большого театра. Что для вас Большой театр, как вы его ощущаете?

МАША: Первый раз я попала в Большой театр на «Щелкунчика», мне было 7 лет. Для меня «Щелкунчик» тогда стал особенным балетом. А когда впервые танцевала сама на сцене Большого, жутко волновалась. Зато после выступления страх проходит и хочется выходить на сцену еще и еще.

 

Ты можешь быть разным в танце, ты никогда не исполнишь одинаково одну и ту же роль.

ДЕНИС: В первый раз мне посчастливилось посмотреть спектакль «Легенда о любви» на исторической сцене Большого театра. Ты смотришь и понимаешь, насколько это потрясающее место, насколько оно пропитано историей, какие люди выступали здесь. Это что-то необъятное. Я ничего подобного не видел! Это дает столько энергии, настолько артисты погружаются в образы! Это истинное мастерство. В такие моменты понимаешь, что ты занимаешься великим делом.

ВАЛЕРИЯ: Кого бы вы хотели станцевать? Есть ли роль мечты?

ДЕНИС: Партия мечты для меня – это роль Принца из балета «Щелкунчик». Я хочу погрузиться в эту сказку и подарить сказку другим. Хочется побыть всеми, потому что персонажи все разные. Спектакли-сказки несут совершенно другую фантазию, свой мир. Какой человек откажется окунуться в сказку, отречься от своих проблем, уйти от серых будней? Это и есть волшебство, вера в чудо.

МАША: Мечта – станцевать партию Марии из «Щелкунчика», А еще мне нравится балет «Спящая Красавица» – партия принцессы Авроры. Такие роли мне по душе. Я уже танцевала партию маленькой Маши из «Щелкунчика» три года назад в театре Станиславского. Я погружалась в сказку на сцене, это чувство осталось и сейчас.

ffamf0x0aphz

ВАЛЕРИЯ: Что для вас танец?

МАША: Для меня танцем всегда была импровизация. Я любила с детства включать музыку и танцевать. Танцевала напротив зеркала, сама для себя, и это было самым приятным. На сцене ты танцуешь не только для себя, но и для зрителей. Ты через танец передаешь им свою энергию, свои чувства. В академии нас учат передать эти чувства залу, играть, но играть правдиво. Играть так, чтобы ты сам в это верил. Это очень захватывает, когда передаешь историю людям.

В академии нас учат передать эти чувства залу, играть, но играть правдиво. Играть так, чтобы ты сам в это верил.

ДЕНИС: Танец – это сказка, когда ты преображаешься в кого-то другого. Ты становишься тем, о ком была написана история. Переживаешь свадьбы, трагедии, ощущаешь эмоции своих персонажей. Это выражение чувства, выражение себя самого. Ты представляешь, каким будет твой герой. Как не бывает одинаковых людей, так не бывает одинаковых ролей. Я работаю в театре два месяца, и уже понимаю, какая это ответственность. Есть ощущение, что эти люди из труппы – наравне с тобой, что мы – артисты балета. Ты можешь быть разным в танце, ты никогда не исполнишь одинаково одну и ту же роль. Есть удачи, есть “неуспехи”. Когда выходишь на сцену, тебе может ударить в кровь адреналин, а может поглотить страх. У меня было такое чувство, когда я долго не выходил на сцену, а потом мне дали сложную партию — тогда я испугался. Однако, нужно брать себя в руки, выйти и сделать то, что должно.

Автор || Валерия Воробьева

*Эту статью можно прочитать в печатном номере журнала #17, зима 2018/19

2019-01-14_15-31-34

Поделиться: