#«ALL THAT FRINGE…» — Интервью с режиссером Виктором Собчаком

С режиссером лондонского Art-Vic Theatre, основателем широко известного в Европе фестиваля монопьес SOLO Виктором Собчаком, в чьем послужном списке более 300 спектаклей и невероятные фестивальные истории, беседует писатель и литературный агент из Москвы Наталья Рубанова.

Виктор Собчк режиссер Лондон

Виктор Собчак

Наталья Рубанова: Вы прилетели в Туманный Альбион из России более двадцати лет назад и примерно тогда же поставили – впервые на английском? – Пелевина  и Виктора Ерофеева, сами возили постановки на Эдинбургский фестиваль… Как всё начиналось в Лондоне, как создавался Art-Vic Theatre?

Виктор Собчак: Когда я решил, что хватить скитаться по всему миру и где-то нужно останавливаться, я выбрал Лондон: с 1995 года живу здесь, преподаю, ставлю, снимаюсь иногда… А название театра возникло спонтанно. ART-VIC – аббревиатура получилась вкусная: АРТ, Англо-Русский-Театр – и VIC… это и сокращённое мое имя, и привычный звук для англичан при добавлении к названию театра Old Vic, Young Vic… Вот такое баловство.

НР: Вы создали в 2007-м ныне известный в Европе фестиваль монопьес SOLO, в котором приняли участие несколько сот актеров от России до Японии и от США до Австралии. Несколько лет SOLO патронировал сэр Арнольд Уэскер: расскажете о нем?..

ВС: Арнольд Уэскер (Arnold Wesker) родился в 1932 году – это английский драматург. Отец его был родом из России, мать – из Венгрии. Семья Уэскера не была религиозной, но в Степни (рабочий район Лондона, прим.ред.) была сильна общинная жизнь, она давала ощущение единства евреев во враждебном мире. В 1950–1952 годах Уэскер служил в авиации, а после армии работал кондитером в ресторане. В 1955–1956 годах учился в Лондонской школе кинотехники, тогда же начал писать пьесы и рассказы. Его трилогия – пьесы «Куриный суп с перловкой», «Корни», «Я говорю об Иерусалиме», в которых рассказывается об истории еврейской семьи Канов, – имела большой успех. Пьесы Уэскера шли на разных сценах мира, многие из них экранизированы.

Наталья Рубанова_СПб___11а

Наталья Рубанова

НР: По какому принципу вы подбираете актеров для фестиваля?

ВС: Актеров для нашего фестиваля мы не ищем: мы рекламируем SOLO, многие о нем узнают от участников предыдущих фестивалей. Отбора же нет: принимаем всех, успевших подать заявки. Иногда фестиваль длится десять дней, иногда месяц. То есть не мы ищем актеров, а актеры и драматурги ищут нас.

НР: Что ж, счастлива представить в этом году на юбилейном лондонском фестивале SOLO свои монодрамы «Мариниана, ЧЕ!» и «Зашибись!». Это невероятное, фантастическое событие: не предвидела подобного успеха. Как там у Цветаевой… «Успех – это успеть!». Успеть, пока жив, я бы так сказала. Окей,  насколько сложно было работать с моим материалом?..

ВС: У ваших пьес необычный язык: работать с ним действительно достаточно сложно и, возможно, наша первая встреча с вашей драматургией будет своего рода «пристрелочной»… то есть мы рассматриваем обе монодрамы скорее в рамке «отрепетированной» читки, нежели полноценного, в общепринятом смысле,  спектакля. Кстати, этот жанр очень популярен в Великобритании, и особенно для новой драматургии. Для меня это будет интересный опыт, потому как я хотел бы в будущем году поставить вашу пьесу «Конец! Конец апреля, или Расшифровка энцефалограммы».

ART-VIC – аббревиатура получилась вкусная: АРТ, Англо-Русский-Театр – и VIC… это и сокращённое мое имя…

НР: Неожиданно прекрасная новость!.. Рада, что наша работа продолжится, ибо жанр монопьесы – мой любимый жанр: именно там персонаж «вскрывается», именно там невозможно солгать… Я переработала, помимо всего прочего, немало своей прозы для театра: удивительно легко это далось – как будто для сцены и писала тексты свои, на самом деле… недавно в московском Театре «Школа современной пьесы» с успехом прошла театрализованная читка моей монодрамы «Зашибись!», которую вы выбрали и на свое SOLO. Павел Лунгин назвал ее «пьесой на острие ножа». Предложил эскиз спектакля режиссер Роман Михеенков, а главного героя сыграл блестящий актер из Театра наций Сергей Куликов. И вот в декабре – Лондон, постановки уже двух моих пьес…

 

Виктор Собчак

Виктор Собчак

ВС: У вас ставили уже что-то в Великобритании, разве нет?

НР: Это было давно, и несколько на ином уровне: по мотивам моей первой книги  «Москва по понедельникам»  Рита Осепян поставила свой дипломный спектакль «Фиолетовые глаза» в Doncaster University Centre, Media Lab., на английском, ну а фестивальная история – это впервые. Пьесы долго «замалчивались» в Москве, как и проза, – разумеется, очень важно найти своего режиссера и издателя… в моем частном случае – еще и переводчика. Окей, ну а теперь о других русскоязычных участниках SOLO: что в их пьесах привлекло вас больше всего?.. Имею в виду авторов от конкурса «Литодрама», которые прошли через сито SOLO… Курировала «Литодраму» Наталья Якушина: пьесы на ваш фестиваль были отобраны с ее помощью и при участии «Литературного бюро Натальи Рубановой», а также содействии издательства «Tribi».

ВС: Может быть это прозвучит несколько старомодно, но я поклонник чеховской темы «маленького человека». Хотя это и главная тема моего любимого Беккета. В этих пьесах через жизнь «простых» людей есть попытка понять – кто же мы такие, зачем, почему… У всех этих авторов мне показались интересными ходы для раскрытия душевных драм их протагонистов.

НР: Вы не только режиссер, но и драматург: ваша пьеса «Грустное лицо» очень меня впечатлила: увы, кажется, это вечный сюжет для планетки сей…

ВС: Да… даже в очень свободном Лондоне это начинает чувствоваться… Ты обязан носить «приличное» лицо. Всё труднее и труднее оставаться самим собой… невозможно ставить спектакли, где негр, мусульманин, еврей и гей – это «плохие» персонажи: можно и за решетку угодить. Поэтому приходится ходить с «дулей в кармане». И это утомляет. При всем при этом у меня были прекрасные черные актеры и представители lgbt на сцене, обоих полов. Пока меня проносила вывеска «сумасшедшего русского». Поэтому я могу позволить себе отпускать шуточки типа «Ты хорошо загорел, мужик» моему любимому черному актеру Робу Антони… Ведь когда вы афроамериканцу говорите, что он хорошо загорел в отпуске, за такую шутку можно поплатиться. А мой Роб только смеется. Он понимает, что это прикол. Кстати, он у меня играл Рогожина в «Идиоте» и Тригорина в «Чайке».

Может быть это прозвучит несколько старомодно, но я поклонник чеховской темы «маленького человека».

НР: Что для вас «весь этот фриндж», театр с живыми актерами?..

ВС: Фриндж – это свобода. Фриндж – это трамплин. Я всегда любил камерные площадки и с удовольствием погрузился в эту лабораторию, работаю уже более  20 лет в этой системе… воспитал много хороших актеров, поставил массу того, что мне самому хотелось: от Гельдерода и Сартра до Ерофеева и своих пьес. У меня работали и молодые выпускники местных школ-студий, и актеры Вест-Энда, японцы, китайцы, американцы, русские, австралийцы, прибалты. И все уживаются.

НР: Ваше самое яркое театральное переживание?..

ВС: У меня их несколько. Я достаточно долго живу и много видел… В России, вернее, в СССР, это, без сомнения, «Служанки» Виктюка и «Три сестры» Юрия Любимова. Дальше это были и спектакли-балеты Пины Бауш и, безусловно,  Питер Брук.

Наталья Рубанова CabDelArt

Наталья Рубанова

НР: Вы основали Театр ART-VIC в Лондоне в далеком 1996-м, основали как своеобразное продолжение «Экспериментального Театра Виктора Собчака», работавшего в 1987-1992 годах в «эсэсэрии». Экспериментальный театр в стране с идеологической установкой на соцреализм… Как удалось поднять эту штангу?

ВС: Не знаю, наверное, потому что я упрямый шут… Было веселое дело на Всесоюзном фестивале молодежных театров в 1981 году: мой театр пригласили туда с музыкально-пластической композицией «Космос Ван Гога»… там была пантомима, электронная музыка, штук 20 слайд-аппаратов… А я заменил этот спектакль на другой: «Музыка и Религия» с фрагментами из Jesus Christ Superstar и трактата «Молот ведьм». Через 15 минут занавес был уже закрыт, а на следующий день меня пригласили в КГБ… Было трудно. И при перестройке было трудно, не было денег. И все равно мы объездили весь Союз, от Северобайкальска до «Приюта Комедиантов» в Питере… Там тоже вышла интересная история. Весь город был завешен громадными постерами «Экспериментальный театр Виктора Собчака. Маразм, абсурд и эротика». А мэром города тогда был… ну да, папа Ксюши. Нас и местное телевидение показывало, и даже пришлось давать дополнительные ночные спектакли: всем хотелось знать, что же там за «маразм и эротика» у родственника Собчака…

Спектакль "Чайка"

Спектакль «Чайка»

НР: Вы поставили более трехсот спектаклей, которые были показаны в Великобритании, Европе, Африке и США. На вашем счету более 40 международных фестивалей, включая более десяти выступлений на Эдинбургском Фриндже, крупнейшем в мире фестивале театрального искусства. Что больше всего запомнилось из этого калейдоскопа лиц и сцен?..

ВС: Первый Эдинбургский фестиваль… когда меня завели в странное маленькое помещение, я сказал менеджеру: «Ладно, это под гримерку пойдет, а где сцена?» – сценой это и оказалось… На том же фестивале, после спектакля «Первая Любовь» по Беккету ко мне подошли два старичка. Один из них, причем на прекрасном русском языке, поздравил меня с успехом и добавил: «Да, и вот Том попросил вам передать: он думает, что Сэм был бы счастлив увидеть ваш спектакль!» – и показал на своего спутника. «Сэм, какой Сэм?» – по тупости спросил я. «Ну как же, Самюэль Беккет! Том дружил с ним лет тридцать!». Кстати, спонсором наших первых двух Эдинбургских фестивалей был Артем Тарасов.

Во время гастролей в Кении я заболел малярией и провалялся полумертвый дней пять-шесть, а потом были два запланированных спектакля в каком-то университете. Один я отыграл и свалился в обмороке за кулисами. Объявили, что второй спектакль отменяют из-за болезни актера. Кенийские студенты подняли гвалт, начали бросать стулья на сцену, требовать освидетельствования больного и кричать, что все мы расисты. Тогда мой бывший актер Игорь Булдаков выскочил на сцену с громадным мачете и пообещал «отрубить всем бошки и другие части тела», если кто-то тронет его режиссера… много любопытного! Были интересные встречи с интересными людьми, смешные – и не очень – случаи… Самое классное было колесить по свету и работать для разных людей из разных  стран. А теперь я это делаю в Лондоне, правда, ездим уже меньше.

Спектакль "Чайка"

Спектакль «Чайка»

НР: Расскажите о русском театре в Лондоне, что происходит на подмостках и насколько сложно талантливой пьесе превратиться в спектакль?..

ВС: Мне сложно оценивать русскую театральную жизнь Лондона. Знаете, это как у одного знаменитого писателя спросили – какие книги вам понравились в последнее время? Ответ был таков: «Я книг не читаю, я их пишу…».  Для этого  есть две причины. Во-первых, я ставлю очень много, и в основном на английском (не зря меня местный Time Out назвал «режиссер-машина»)… На русском я стал ставить всего года три назад, когда один из моих актеров посоветовал «попробовать». Основная беда, и наших постановок в том числе, – это нехватка профессиональных русских актеров. Есть театр «Хамелеон», который вышел из моего спектакля «Чеховские фарсы», но там та же беда… плюс проблемы с постоянной сменой режиссеров. Есть прекрасный любительский Театр Татьяны Дитрич… и мой Театр Art-Vic. И так как я человек очень занятой (путешествую много), часто просто нет времени и желания идти смотреть самодеятельность. Проблема еще и в том, что все эти начинания русского театра в Лондоне никому не нужны… кроме благодарных зрителей и самых актеров-режиссеров. Нет никакой поддержки. Да что там говорить – в Лондоне нет своего Русского культурного центра! У поляков и белорусов есть. А у нас нет. Со всеми нашими Чеховыми, Достоевскими и прочими Чайковскими. И это обидно и неправильно.

seagull1

Спектакль «Чайка»

НР: Театр умер, да здравствует театр? Театр Art-Vic!

ВС: Это да… куда мы без него!

НР: Благодарю за экспромт-приглашение в Лондон и возможность увидеть своих персонажей на вашей сцене. Думаю, российская публика тепло встретит и ваши спектакли, «весь этот фриндж»… по крайней мере, в Москве и Санкт-Петербурге. Есть ли планы приехать в Россию, показать что-то в стране своего языка?..

ВС: Выступить в Москве или Питере? Да с удовольствием! Мы могли бы привезти спектакль на русском,  спектакль на английском… Мои британские актеры мечтают о такой возможности! Мне тоже было бы любопытно, последний раз я был в Москве в 2008 году и буду рад прилететь в Россию снова.

Автор || Наталья Рубанова

Поделиться: